Архитектура и градостроительство г.Тольятти Органы архитектуры и градостроительства г.Тольятти
Органы архитектуры и градостроительства г.Тольятти
Главная страница
Карта сайта

~ Статьи и информационные материалы ~

26.04.2010

Город для инвесторов и автомобилей

Алексей Щукин, специальный корреспондент журнала «Эксперт».

Новый Генплан Москвы не решает проблем, стоящих перед мегаполисом. Он лишь закрепляет существующую практику градостроительства, программируя ухудшение качества жизни людей

Обсуждение Генерального плана развития Москвы до 2025 года, прошедшее недавно в Общественной палате, закончилось скандалом. «Почему Генплан Москвы так плох? У меня три ответа: жадность, трусость и безразличие. Жадность толкает власть на преступления. Трусость заставляет принимать этот генплан, чтобы прикрыть их. А безразличие позволяет не думать о последствиях. Для тех, кто здесь собрался, Москва — это любовь. А для Лужкова — овощная грядка, с которой надо получить урожай», — возмутился известный галерист и член Общественной палаты Марат Гельман. После этих слов глава Мосгордумы Владимир Платонов и главный архитектор города Александр Кузьмин в знак протеста покинули зал.

Неверно было бы считать этот скандал главным итогом слушаний. Важнее другое: впервые на федеральной трибуне был дан профессиональный анализ как самого генплана, так и всей градостроительной политики московских властей. Спектр столичных проблем широк: город становится все менее пригодным для жизни, историческая среда тает как шагреневая кожа, транспортная ситуация приближается к коллапсу, экологическая — с каждым годом ухудшается. Однако ни генплан, ни городская политика в целом на эти вызовы не отвечают.
Без будущего?

Новый генплан лишен стратегического видения. «Какой будет Москва через 15 лет? Что такое современный город? Генплан не дает ответов на эти вопросы. Наше общество даже не ставит эти вопросы. В этом генплане нет стремления создать один из лучших городов мира», — говорит член Общественной палаты, главный редактор журнала «Эксперт» Валерий Фадеев.

План предполагает инерционное развитие, исходя из ложной предпосылки «в городе все хорошо». В нем закрепляется практика, приведшая Москву в нынешнее состояние. Инноваций почти нет: большинство идей — сорокалетней давности, как будто развитие мировой урбанистики тогда и остановилось. С точки зрения рядового москвича, это «генплан без надежды». Какой будет жизнь в Москве в 2025 году? В целом такой же, как сейчас, только хуже. Пробки станут больше, воздух грязнее, меньше останется исторических зданий. У города при таком генплане нет шансов стать лучше и удобнее для людей. Можно даже сказать, что у Москвы при этом генплане нет будущего.

Из архива пресс-службы

Каким бы это будущее в принципе могло быть? Человеку, даже немного знакомому с современной урбанистикой, понятно, что новой парадигмой развития Москвы могла бы стать концепция «удобного и здорового города». Именно в этом направлении движутся передовые города мира. Если цель ставится таким образом, то и стратегия развития столицы выглядит иной. «Город для автомобилей» должен трансформироваться в «город для людей»; в приоритетном порядке следует развивать систему общественного транспорта, необходимо принимать программы формирования общественных пространств и так далее.

В этом смысле новый генплан столицы — это архаичный, отставший от жизни документ. Москва даже не стремится стать постиндустриальным городом, не пытается конкурировать за самых талантливых, креативных людей мира, хотя качество жизни выступает сегодня важнейшим средством в такой борьбе. Город, в котором невозможно передвигаться ни на машине, ни пешком, расписывается в своей неконкурентоспособности.

Есть и еще один очевидный провал: Москва в новом генплане рассматривается как город, отгороженный от России, МКАД выполняет роль крепостной стены. «Делать генплан в границах Москвы, не считаясь с тем, что происходит в Московской области, — абсурд» — этот тезис был лейтмотивом выступлений многих экспертов. Отрыв Москвы от области приводит к системным диспропорциям: в пределах МКАД застройка чрезмерно уплотняется, в то время как потенциал Московской области используется слабо. Ни один мегаполис планеты последние полвека не мыслится в его административных границах — вырастает Большой Токио, Большой Лондон и так далее. В этом смысле новый Генплан Москвы — это несколько шагов назад даже по отношению к отечественной практике: в 1992 году был принят единый Генеральный план Москвы и Московской области до 2010 года, от которого, правда, через год столичное правительство отказалось.

«Нам так поставили задачу: не надо никаких инноваций. Не надо ничего придумывать — просто зафиксируйте то, что есть», — оправдываются при личном общении разработчики из столичного НИиПИ Генплана Москвы.

Справедливости ради отметим, что, согласно новому Градостроительному кодексу, генеральный план развития города и не должен содержать стратегического видения, не должен быть инновационным. В этом смысле московские власти бюрократически точно играют по несовершенным, но установленным правилам: программу-минимум выполнили, и ни шага дальше. Подготовке генплана не предшествовала профессиональная дискуссия о судьбе Москвы. Не рассматривались альтернативные стратегии развития города, не было конкурса. Уже подготовленный документ не прошел обсуждения в профессиональных кругах. Результат известен: сделав все, чтобы максимально упростить себе жизнь, чиновники получили профессионально выполненный, но содержательно пустой генплан.
С особым цинизмом и дерзостью

Особенно острой критике подвергся транспортный раздел генплана.

Научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин убедительно доказал, что новый генплан консервирует «отсталые формы транспортно несостоятельной структуры города» и обрекает его на транспортный паралич. «Есть непреложные законы урбанистики и развития транспортной сферы. Эти очевидные законы мы нарушаем с особым цинизмом и дерзостью», — отметил эксперт.

Что имеется в виду? Первое: на протяжении двух десятилетий усиливается дисбаланс между застройкой и развитием транспортной системы. Нагрузка на дороги и общественный транспорт растет намного быстрее, чем развиваются эти системы. «По новому генплану мы сносим пятиэтажки и строим на их месте 30−этажные билдинги. При этом пропускная способность окружающей сети увеличивается на три копейки. А ведь баланс развития транспортной сети и плотности застройки является главным вопросом в любых перспективных урбанистических документах любого крупного города мира», — говорит Михаил Блинкин.
25−этажное здание на перегруженном Садовом кольце в районе Долгоруковской улицы — очередной вызов здравому смыслу. Его появление усиливает дисбаланс между застройкой и пропускной способностью дорог

25−этажное здание на перегруженном Садовом кольце в районе Долгоруковской улицы — очередной вызов здравому смыслу. Его появление усиливает дисбаланс между застройкой и пропускной способностью дорог

Фото: Юрий Такун

Обычный ответ столичных властей: пробки у нас, потому что много машин, — не выдерживает критики. По мировым стандартам в Москве сегодня еще мало личного транспорта: 350 автомобилей на 1000 человек (в Европе — 500−650). И город даже с таким количеством машин не справляется. Автомобилизация, и это совершенно очевидно, будет нарастать, но в новый генплан лукаво заложен абсолютно нереалистичный прогноз, согласно которому через 15 лет автомобилей в российской столице станет лишь на 10% больше. Нетрудно догадаться, чем обернется такой подход: с каждым годом Москва будет ехать все медленнее.

Второе: в столице ужасающее распределение территорий транспортного и нетранспортного назначения. Улично-дорожная сеть в Москве занимает всего 8,7% городской площади. Это один из самых низких показателей в мире. Для сравнения: в американских городах — 35%, в Париже и Лондоне — 20–25%. Даже в перенаселенных Токио, Сингапуре и Гонконге «под транспортом» 10–12% территории, то есть значительно больше, чем в российской столице. Предполагает ли генплан изменение пропорции в лучшую сторону? Да, но лишь на десятые доли процента.

Третье: нарушена фундаментальная пропорция распределения рабочих мест по территории города: в 4,5−километровом радиусе вокруг Кремля сосредоточено 62% рабочих мест — концентрация ужасающая. Необходимо сместить рабочие места в окраинные районы и преодолеть фундаментальный дефект столичной планировки — плохую связность городских районов. «Генплан-2025 продолжает тупиковую практику превращения московских улиц в “бессветофорные магистрали непрерывного движения”. Хотя в любом учебнике по транспорту написано, что хайвеи должны пролегать вне улиц, вне застройки. Строительство четвертого транспортного кольца не панацея. Гораздо продуктивнее и дешевле было бы построить эстакады над железными дорогами. Это резко увеличило бы связность территорий и уменьшило бы перепробег автомобилей по городу. А то у нас, чтобы попасть с Варшавского шоссе на соседнее Каширское, надо иногда проехать лишних 20 километров», — отмечает Михаил Блинкин.

Этим «транспортные» ошибки генплана не исчерпываются. Потенциальные места под перехватывающие парковки у конечных станций метро в последнее десятилетие активно застраивались, и, согласно новому генплану, застройка оставшихся свободных пространств продолжится.

Системно нарушается баланс между количеством автомобилей и емкостью парковок, число машино-мест в новостройках не соответствует современным требованиям. Все это говорит о том, что транспортная политика в городе неадекватна и новый генплан практически ничего не изменит. Абсолютно реальна угроза, что город может «встать» совсем, что он развалится на транспортно не связанные, изолированные части.
Генплан в интересах стройкомплекса

Сталинский генплан 1935 года был планом построения социалистического города имперского масштаба. Брежневский генплан 1971 года был рассчитан на резкий рост населения столицы, что предполагало строительство новых спальных районов. На кого ориентирован генплан-2025? Это план девелоперов и инвесторов, его цель — легитимизировать ранее созданные площадки и изыскать новые пятна застройки, где можно возвести еще десятки миллионов коммерческих квадратных метров.

Москва принципиально выбирает путь не реконструкции старого фонда, а его сноса. (К слову, экономическая целесообразность сноса так и не была доказана, а в европейских странах накоплен богатый опыт реконструкции.) Чем грозит Москве перманентная стройка? Бесконечными грузовиками на улицах города; миллионами тонн мусора в год и ухудшением экологии. «Согласно новому генплану, до 2025 года в Москве намечено увеличить жилой фонд на 60 процентов. Для этого нужно будет снести 7500 жилых домов общей площадью 22 миллиона квадратных метров. Это означает насильственное переселение более миллиона человек», — говорит академик Российской академии архитектуры и строительных наук Юрий Бочаров.
Торговый центр «Европейский» около Киевского вокзала — одна из крупнейших градостроительных ошибок московских властей. Парковка в четыре ряда практически остановила Большую Дорогомиловскую улицу

Торговый центр «Европейский» около Киевского вокзала — одна из крупнейших градостроительных ошибок московских властей. Парковка в четыре ряда практически остановила Большую Дорогомиловскую улицу

Фото: Юрий Такун

Еще одним следствием такой градостроительной политики является резкое уплотнение застройки. «Плотность населения в Москве и так в пять-восемь раз превышает показатели Лондона и Парижа. И она будет только расти, а это означает, что ухудшение качества жилой среды программируется этим генпланом», — прогнозирует академик Бочаров.

В выигрыше окажутся только инвесторы и строители: стройкомплекс еще на 15 лет будет загружен масштабными проектами; инвесторы смогут поучаствовать в сносе и новом строительстве. Рабочие места? Вопрос спорный: большинство строителей сегодня — это гастарбайтеры, так что для москвичей стройка создает не так уж много рабочих мест.

Ставка на «привлечение инвесторов» уже привела к крупным градостроительным ошибкам. Достаточно посмотреть на площади перед Курским и Киевским вокзалами — в нарушение всех законов градостроительства там возникли огромные торговые центры, около которых в несколько рядов теперь припаркованы автомобили. Это парализует автомобильное движение на крупнейших магистралях столицы.
Без лица

Нынешний генплан следует логике предыдущего, а именно предполагает дальнейшее уничтожение исторической среды города. Москва уже потеряла сотни архитектурных памятников. Правда, в последнее время ситуация с историческими зданиями вроде бы улучшилась. Но тут непонятно: то ли большинство «беззащитных» зданий уже снесено, то ли в условиях мирового кризиса инвесторы просто ослабили хватку.

Федеральное правительство продлило срок разработки генпланов российскими городами до 2012 года — казалось бы, сегодня спешить с принятием московского генплана необходимости нет. Однако чиновникам хочется побыстрее все закончить, и это несет новую угрозу столичным памятникам архитектуры. «Сейчас на подписи у мэра находится 1148 пакетов документов на оформление территорий памятников. Эти территории пока не утверждены, следовательно, они не могут быть отражены в генплане. Кроме этого, в городе есть 1500 памятников, по которым нет окончательного экспертного заключения. Почему нельзя придержать принятие генплана, чтобы включить туда полторы тысячи памятников и более тысячи проектов территорий? Что мешает?» — спрашивает координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.

Москва, как мегаполис и город с богатой историей, обладает уникальным туристическим потенциалом, который долгие годы планомерно уничтожался. Почему российская столица имеет все меньше шансов занять важное место в сфере туризма? Первое — исторический город в последние годы постоянно нес потери, тогда как именно старая Москва привлекательна для туристов. С каждым снесенным зданием капитализация Москвы как туристического города падает. Второе — плохая транспортная ситуация. В город, где так трудно передвигаться, туристы не поедут. Третье — отсутствие гостиниц среднего класса и внятной политики по их строительству. Все эти тренды закрепляются и нынешним генпланом. И это при том, что объем мирового рынка туризма составляет более 3 трлн долларов, а в бюджетах таких городов, как Париж и Лондон, доходы, связанные с туризмом, достигают 50%.

Чем же ответили на все справедливые претензии к генплану представители столичной власти? Они постарались перевести разговор в бюрократическое русло. Арсенал приемов всем хорошо известен. Сужение темы разговора. «Делайте предложения по конкретным участкам — мы их учтем», — говорил главный столичный архитектор Александр Кузьмин. Перевод стрелок на законодательство: «А вообще-то генплан такой, какой он есть, из-за несовершенства Градостроительного кодекса». И так далее.
Новые цели, новая стратегия

Возникает вопрос: что дальше? Есть несколько соображений. Первое: необходимо отсрочить принятие генплана, который не решает проблем города. Если на отсрочку не решится московское правительство, то сделать это должны федеральные власти. В конце концов, судьба Москвы слишком важна, чтобы зависеть от группы столичных чиновников.

Второе: необходимо разработать стратегию развития столицы, основанную на концепции «здорового и удобного города с высоким качеством жизни». Стратегия должна стать предметом международного конкурса с участием лучших мировых и отечественных специалистов. Только обретя стратегическое видение в результате анализа нескольких альтернативных сценариев развития города, имеет смысл приступать к созданию нового генплана.

Третье: надо признать, что кризис российских городов не случаен — отечественная урбанистика находится в катастрофическом положении. Почти нет специалистов, нет литературы и учебных заведений, где студентов учили бы решать проблемы современного мегаполиса. Значит, надо заново создавать отечественную школу урбанистики: посылать студентов учиться за границу, приглашать западных специалистов в Россию, создавать учебные заведения и так далее. И параллельно необходимо внести серьезные изменения в Градостроительный кодекс, который не устраивает никого из профессионалов.

Четвертое: если столичные и федеральные власти на сегодняшний день не имеют интеллектуальных ресурсов для организации проекта по созданию новой стратегии города, то катализатором изменений может выступить бизнес. Тот бизнес, которому небезразлична судьба Москвы. Ведь смогли, например, бизнесмены Кельна, недовольные состоянием центра своего города, собрать 500 тыс. евро и заказать разработку новой концепции городского развития.

Источник: http://www.expert.ru/printissues/expert/2010/15/genplan_moskvy?esr=2

«« Назад


Градостроительное проектирование
Ландшафтное зонирование Тольятти в рамках студенческих работ
История
 
Наш адрес: Тольятти, ул. Победы, 52
Тел.: (8482) 26-24-40
Факс: (8482) 28-53-28
Copyright © 2005—2017 МБУ «Архитектура и градостроительство» г. Тольятти
При использовании материалов с данного сайта приветствуется указание источника информации
Разработка сайта: «Парапет»